форум Группы поддержки заключенных при Храме "Живоносный Источник"
+ + + Форум группы поддержки заключенных прихраме в честь иконы
АвторСообщение
постоянный участник




Сообщение: 336
Зарегистрирован: 02.03.08
Откуда: Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.10.08 20:46. Заголовок: Николай Блохин. „СТОЯНИЕ“


Николай Блохин

СТОЯНИЕ

Он узнал ее сразу, хотя с последней встречи прошло почти двадцать пять лет. Она совсем не изменилась и не постарела. Да и некуда вроде стареть, она и тогда была старая, но дряхлости, усталости, что чувствовалось в окружающих ее старушках, в ней и в помине не было. «Из храма Божьего только...» – сказала она тогда, при первой встрече. Потом, когда та встреча миновала, недоумевал: «Из какого храма Божия? Нет в этих местах никакого действующего храма, лес, вот, могучий, беспредельный есть (здесь войдешь, в Архангельске выйдешь), а храм только в тридцати верстах отсюда, и никакие автобусы туда не ходят...»

Сейчас храм, который рядом, – был, надвратный храм восходящего из руин Николо-Тихоновского монастыря. В нем и стоял он среди четырех монахов и четырех старушек. И она стояла. Росточком она была даже и не «метр с кепкой», а чуть пониже, худоба ее казалась дистрофичной и вообще – щелкни и – нет ее (как и показалось ему тогда при первой встрече), но тут же эта мысль дурная насчет «и – нет ее» упразднялась, когда виделось ее лицо. Еще тогда, при первой встрече, он поражен был ее взглядом и отступил, сейчас же на ее лице не было вообще того, что можно было бы обозвать «взглядом». Ее глаза были будто бы соединены с глазами Тихона Лухского на иконостасе некоей невидимой неразрываемой нитью, и он, Тихон, охранитель и покровитель этих мест, говорил ей что-то ласковое, успокаивающее и будто даже по голове ее гладил. Что мы делаем, когда нас по голове гладят и говорят нечто ласковое? Мы млеем, закатываем глаза и... ва-а-а-ще, то, что называется на жаргонном нерусском языке мы – «балдеем». Но ее лицо «балдения» никакого не выражало, от каждого поглаживания, от каждого ласкового слова покровителя земли этой, ее и без того сосредоточенное лицо сосредотачивалось еще больше, она будто задание новое на жизнь свою принимала при каждом поглаживании. А когда тебе задание дают, не млеть надо, а сосредотачиваться. А ведь жизнь-то, вроде, того и гляди оборвется. Но она – не думала об этом... Вообще на ее лицо глядючи, слово «думала» не подходило. Здесь было что-то другое; возможно то, что всегда подразумевается под словом «думать», было ей вовсе неведомо, да и не нужно. Ее лицо, как ему сейчас казалось, выражало то, что на порядок выше понятия «думать», зачем о чем-то думать, если ладонь Тихона Лухского на твоей голове. Однако ладонь эта!.. Ни на чьей голове из всех остальных стоящих ее не было...

Служба была долгая, тяжкая и (как ему временами казалось) – нудная. В ней были места, когда все (и монахи тоже), как по команде присаживались на скамеечки – ногам отдохнуть дать. И это были явно разрешаемые места (иначе бы монахи не садились), но она не села ни разу. Как стояла свечкой, так и сейчас стоит. И сама она свечкой казалась, а вместо головы ее, в острый платочек обрамленной, будто пламя души ее горящей – к Небу тянется...

Сам он третий раз здесь, хотя вообще-то три тыщи триста тридцать три раза ходил сюда на работу в МТС, влезшую в разоренный монастырь и собиравшуюся разорить его до конца. Однако по-другому, вот, время пошло, по другому вышло, вышвырнулась никому не нужная МТС и вновь поднимается монастырь, который, оказывается, нужен всем. Сам о нужности его, монастыря, задумался совсем недавно, когда только-только шестой десяток разменивать начал, тоска вдруг тогда взяла такая, что хоть в петлю, да и не только от жизни этой проклятущей, где зарплату не платят, а вообще... внутри чего-то оборвалось, черный тоннель увиделся вместо жизненного пути, да еще и бездной обрывающийся. Ничего в жизни оказалось не нужным, даже зарплата, которую все равно не дадут. И сам ты никому не нужен. Забрел сюда, на бывшую свою МТС, поднялся в надвратный храм и... – прошла тоска, как только он вошел вот сюда, где сейчас стоит. А понял это тогда только, когда вышел на улицу и закурил. Захотелось обратно бежать...

И сейчас четко осознавал он, что не зря он осел в этих местах двадцать пять лет назад не по своей воле. Та воля, по которой он оказался здесь, знала, что делала. После отсидки по квартирной хулиганке определено ему было место прописки и жительства вот сюда, про Москву велено было забыть, что он к тому времени давно уже и сделал. Освобождалось с ним еще двое и тех тоже определили сюда, у тех корешей местных навалом, и решили освобождение свое да и ознакомление свое с местностью, что теперь родной становилась, крупно справить на лесной полянке с шашлыками. Справа совершенно изумительный вид на реку Лух, которая тут делает резкий излом, а в середочке излома омут страшной глубины, откуда сам он тогда налима выудил, к изумлению местных ребят, ибо оказалось, рыбой река Лух богата не очень, а уж про налима-то и вовсе тут забыли. Взяли топоры, и пошли березок нарубить для шашлыка. И когда уже взмахнуто было топором перед облюбованной березкой, между березкой и топором возникла она. Будто из воздуха отскульптурилась. Это и была первая встреча. Короткоростая, прямостоящая, худющая, старая с приковывающим к себе взглядом, стояла она, невесть откуда возникшая, и первые ее слова были такими:

– Не надо рубить березку, деточки, чтоб такой вырасти, ей годочков двадцать надобно. Вот сухостой кругом, ломайте, хворосту полно...

Братва с топорами оторопела, пристыла и на несколько секунд растерялась. Сам он первый и опомнился, очнулся. Стакан уже принял, как и все остальные, и был добродушно усмешлив.

– Слышь, мать, не утомляй... – сказал он, – ты, это, отойди, мать, не утомляй, этих березок тут... на всех хватит...

– Нет, – резко ответила она, – лес рубить не дам, – сухостой ломайте, хворост подбирайте, а лес не трожьте, не дам!

Последнее «не дам», исходя из ситуации, должно было бы звучать комично, но комичности не было в этом голосе, произнесшем «не дам!»

– Да кто ты такая вообще и откуда? – уже сердито произнес он тогда.
– Из храма Божьего только. С литургии. И сразу, вот, сюда, будто чуяла... нападают на мой лес.
– Твой лес?
– А то чей же? Да и ваш, да вас еще не проняло пока... эх, дал бы Господь, – старуха истово перекрестилась, – да далеко еще... в руках топор, в мозгах топор, а больше и ничего, ну да Господь даст...

– Слушай, хватит, – зло перебил он, – канай отсюдова, а то сейчас щелкну и – в омуте, надоела...
– Ну, щелкай щелкун! Гляди, как бы тебе потом не щелкнулось.
– Да ты вообще, чего?! Тебя, что, лесничий уполномочил? Да мы с ним вчера водку пили...
– Господь меня уполномочил, – тихо сказала она, – водку вы пейте с кем угодно, но именем Господа лес рубить не дам.

И только тут он внимательно глянул ей в глаза. И даже протрезвел. И остальная братва с топорами тоже. У каждого из них был свой определенный жизненный опыт, и опыт этот говорил, что когда человек идет чего-то защищать, то он обязательно должен чувствовать за собой силу поддерживающую, или надеяться только на себя. На себя против пятерых с топорами (и омут рядом) эта бабка непонятная явно не надеялась, ясно было также, что никаких действенных в этом мире сил за ней не стоит. А действенные силы, исходя из жизненного опыта, когда в руках топор, в мозгах костер, это – лесничий, администрация, милиция, крутые мальчики, мэрия, пэрия, сэрия и т. д. Ничего этого, ясное дело, за ней не было. Но был Тот, Кого она пронзающим своим голосом назвала. Слово это они слышали не раз, слово звучало походя, походя его и воспринимали. Но сейчас, перед этой худющей, короткоростой старухой, которая насмерть встала перед их топорами за эту березку, что-то эдакое кольнуло в их сознание... Ну, а вдруг и вправду Он реально есть?! И вот ее уполномочил? С такими уполномоченными лучше не связываться...

Так-таки и обошлись сухостоем и хворостом. А она, как только сказано было, вымучено братвой с топорами, почти хором сказано:

– Ну, ладно, не тронем, – тут же развернулась и ушла в лес. И ни у кого из братвы с топорами и мыслей не возникло нарушить слово. И шашлык славный получился. Лесничий местный так же был приглашен, и рассказанное комментировал так, задумчиво почесывая подбородок:

– Да, страшная баба. Я тут людям одним большим лес обещал, ох крутые ребятки... на трех ягуарах приехали и «Додж» тридцатитонник, чтоб спиленное увезти, и – встречает их она на делянке, а у них у каждого по «узи», они таких уж уложили... оказалось, не таких... Я за деревом спрятался, ничего не слышу, вижу, стоит она насупротив них, говорит чего-то и крестит их... м-да... так бошками своими покачали крутые мальчики, по ягуарам расселись и – уехали. Вместе с «Доджем». И ягуары, знать, супротив нее пожиже будут. Да и то, ребятки... Да наливай!.. Это ведь... стояние такое за лес наш, да и вообще за все, да как же без него-то?.. Да и то!.. Кто в стоянии-то?! Бабка эта! А мы?!.. Наливай!!..

...Служба кончалась. И сейчас ему казалось, что к ней, к платку ее островерхому, который ему казался на свечку похожим, будто свечение лучом идет.

У двери остановил ее:
– Не узнаешь меня, матушка?
– Ой, нет, милок... чего-нибудь с лесом было? Да вас разве всех упомнишь, – и тут он впервые увидел, как она улыбается, и теперь он точно знал, что не пустые были ее слова, когда она говорила, Чья она уполномоченная.

– Слушай, Матушка, а двадцать пять лет назад ты как же в храм ходила и откуда?
– Да как же, как же еще-то, ногами своими. Коли до храма дойти не можем, так и ноги ни к чему.
И улыбнулась еще шире уполномоченная стоятельница за русский лес.

Спаси Христос! Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Новых ответов нет


Ответ:
         
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 11
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Вы находитесь на Форуме группы поддержки заключённых при православном храме „Живоносный Источник“
Православный 

центр занятости MARIAM.RU - работа, вакансии, резюме. Сеятель БИБЛИОН - Православная медиатека: аудио, видео, книги